Материя Любви.

Две пары зеркальных гладей вглядывались сквозь, неистово тревожа изначальные искры каждого. Значение особи было утеряно задолго до осознания меры принадлежности к своему виду. Все заполнял, скорее, свет, наличие которого было не важно в текущем моменте данного события. Будто солнце вставало или ложилось наполняя теплыми раскатами лучей их эмоциональные лики. Или не было его вовсе? Была, скорее, кромешная тьма. В которой давно знакомые структуры с легкостью различали друг-друга. Возможно, металлический ветер развивал её мягкие и нежные волосы, а ему холодно гладил гладко выбритый череп. Все это могло-бы быть романтично, но было сложно. Они прибывали на вершине чувств и он держал ее за руку из последних сил в цикле. От воплощения намерения отпустить навсегда его отделяли мгновения. Навряд-ли это намерение серьезное, но ведь даже сейчас любя она продолжала причинять ему боль. Или он сам себе. Скорее. Делал ее виноватой в том, что она просто хотела быть собой. Или, скорее, ей так казалось. Если не отпустить, то и сама может вырваться веря в свои крылья, которые никогда еще не использовала. Это конечно рост, но он чувствовал как превращается в холодный камень. Реки жизни толкать было все сложнее.

Он любил её больше своей жизни строя своей любовью ей клетку из невыносимых правил и условностей. Или она просто видела это так? Она рвалась на волю, не думая о многом. Возможно, думая что её счастье за пределами его влияния. Так это видел он, но отдаляясь, связь между ними ослабевала. Причинами отдаления были и его действия. Может никто никуда и не отдалялся? Но его любовь превращалась в боль, а свою она просто, скорее, переставала чувствовать боясь ее и будучи занята другими чувствами которые возникали от его давления. Как можно не чувствовать любовь когда любишь? А очень просто! Как воздух, который просто есть и никто о нем не думает пока доступ к нему не ограничивается. Это история вечной но сложной любви. Очень сильной, жертвенной и преданной, но той которая сильно изнашивала обоих любящих, как тепло от которого можно пересохнуть и воспламенится. Это конечно не правда, как и сама объективная реальность. Каждый из них жил в своем мире, которые очень отличались друг-от-друга не понимая что они пазлы чего-то большего чем им казалось и что этот мир общий, но каждый его интерпретировал по своему. Иногда он верил что этот союз держится только на любви к потомкам и сохранении правильной среды для них. Что на самом деле чувствует она он никогда не знал, да и она, только догадывался, наблюдая за её действиями. Скорее, чаще был не прав чем верно все понимал. Скорее, действия были интуитивны чем логичны. Скорее, он дурак если не понимал что она чувствует.

Каждый раз когда она отдалялась, он делал все для того чтобы снова сблизится. Он искренне верил что во всем виноват только он. Но он был таким каков есть и часто забывал делать элементарное в отношениях. Он всегда был властным и очень эгоцентричным, прятал её в свою тень одновременно восхищаясь ей. Чаще молча любил, чем описывал что чувствует и к Кому. Когда он понимал что теряет её и связь с ней, он становился лучше и понимал что ему даже нравится быть таким. Лучше или приземленнее? Что есть вернее? Но потом со временем обыденная рутина и самолюбование его возвращали на прежнюю стезю. В этот раз он был уверен что больше не свернет с пути внимания, нежности и смирения перед причиной своего счастья. Она снова поверила тому, кто в который раз предавал ее чувства и надежды. Поверила, потому что, верила в него. Потому что, знала, что лучше него нет никого. Но, возможно, чаша весов боли, что он ей причинил, часто перевешивала и затмевала любые чувства. На этот раз ноша стала такой непосильной, что ее личность отказалась вообще что-то чувствовать к нему. Но когда он очнулся, благодаря её крайней искренности, он понял что этот раз был критичным и больше подобного пробуждения может и не произойти. Он снова очень изменился как и она. Чувства снова забурлили, любовь перевесила всю боль и все снова возродилось с новой силой. Они снова стали подростками, начали новый путь, но уже будучи опытными и зрелыми. Растворились друг-в-друге и снова превратились в единое согласованное гармоничное целое. Не это ли заоблачное просветление?

Они очень влияли друг на друга, меняя поля один-одному, свойства и даже меняясь местами. Каждый искал причины в другом, не понимая что их поведение обусловлено потенциалами не зависящими от них. В зависимости от качества которых они притягивались и отталкивались, пребывали одновременно в нескольких формах и точках пространства, заряжали друг-друга, иннерцировали, фундировали и кошмарили себя-самих, друг-друга и окружающих. Но всё-же, они являлись частью одной структуры — молекулы. Сложно было понять кто из них протон, а кто нейрон, что в этой истории фотоны, но любовь скорее всего ядро…

— Опять ты увлекаешься запрещенной квантовой механикой, — прошипело загадочное, скорее, многомерное существо. Я считаю что нет душ у этих частиц, они их себе воображают. — Перестань изучать еду!
Все застыло боясь растворить иллюзию мультивселенных. И волновая и природа частиц ества могли исчезнуть в миг если бы пыль имела души. Это было никому не выгодно. Все замолчало и движение продолжилось в обратном направлении.
— Наверное так перезапускается вдох Брахмы? — вибрировала его последняя кальпа 🙂

— Ого! Причудится же такое :), — вскочила новая беспорядочная мысль в светлую голову Странника Ария слоняющегося по старой Европе. Время близилось к полуночи, но на горизонте горел еще алый диск не паля но еще грея прощаясь до завтра. Трескучий костер отбивал старинные ритмы и гладь лесного озера подмигивала полураскрытыми местными Лотосами — Кувшинками. Время тут застыло очаровывая старинными строениями и замками. Медитация сама случалась со Странником, хотя его эксперименты с собой не должны были ее допускать. В его теле периодически появлялись и продукты животного происхождения и алко и табачные яды. Зачем и почему он пока не знал, но понимал что все что происходит с ним не просто так.
— Оступился ли я? Нет конечно. Дали по шее? Конечно! Вмокнули чтобы не зазнавался просветлением. Стащили чтобы поднялся. Сломали чтобы окреп. — Заебали вы Странники! Но благодарю вас что не даете мне быть буддоподобным инертным овощем, — подумал он чтобы вновь наполнится пустотой и стать частью стволового мха и странной травы под ногами, воем диких животных, пением птиц, ветром, ягодами и травами, хорошими европейскими дорогами и вежливыми местными жителями. Он был тут не ради себя. По этому и не был в  общепринятом распространенном понимании.
— Что вы с ним нахрен творите? — снова что-то пробудилось зашуршав давно неслыханное внутри.
— Не суй свой нос в эволюцию. Занимайся своим обязанностями, наблюдай и напоминай ему наблюдать за твоим наблюдением прежде концентрируя его на дыхании, сердцебиении. Напоминай задавать вопросы о том кто делает те или иные поступки в нем и реагирует подобным образом. Ты слышишь меня, Осознанность?
— Слышу, слышу! А кто ты?
— Я наше будущее, светлое и незаоблачное 🙂